Category: отношения

Портрет

«Ростелеком»: и это ещё не конец

Я тут чуть не забыл выложить очередную сводку с полей, ну так вот.

В прошлый раз мы остановились на том, что я подал заявку на возврат денег за те дни, когда не было связи. Вопрос, следует признать, решили быстро — не пришлось ждать ни месяца, которым меня пугали, ни даже «от десяти дней»: кажется, дня через четыре уже пришла СМСка, что-де вопрос решён и деньги на счёт возвращены. Я даже грешным делом подумал было: ну хоть что-то хорошее о ростелекоме можно сказать.

Collapse )
Портрет

Хроники развода с «Ростелекомом»

На мою давешнюю претензию прислали вчера отписку: дескать, уважаемый абонент, у вас просто урезана скорость после исчерпания 100 гигабайт. Не знаю уж, то ли они прикидываются шлангом, то ли в самом деле такие тупые, что не поняли сути моей претензии... Да и ну их, это и в самом деле тот случай, когда проще забить, нервы целее будут.

А сегодня пошёл снова к ним в офис. Во-первых, чтобы вернуть остатки абонплаты за неиспользованный месяц DSL. (Почему в прошлый раз этим не озаботился? Да озаботился, конечно же. Но у них же лапки бюрократия, они могут только после окончания месяца). Во-вторых, уточнить лишний раз, как всё-таки оплатить модем, а то пока он не оплачен — ситуация поневоле в подвешенном состоянии.

Остатки за месяц мне насчитали. Но я-то, наивный, думал, что смогу просто перевести их в счёт оплаты модема. Ан нет: бюрократия так бюрократия, есть ровно один вариант — вывести на банковскую карту. Причём для этого недостаточно просто назвать номер карты: извольте, дорогой клиент, притаранить распечатку из банка с подробными реквизитами! И разумеется, в прошлый раз они об этом сказать не могли (а сам я спросить не догадался).

Ну что ж, если всё равно приходить ещё раз — я заодно оставил ещё одну претензию, чтобы вернули деньги за те дни, когда связи не было. Правда, есть нюанс: срок рассмотрения претензии — от (именно от!) десяти дней; а верхнюю границу мне даже назвать с ходу не смогли. Правда, на мой вопрос «Ну не год же?» ответили, что да, конечно, не год... ну, наверное, месяц... — но ответили без особой уверенности. Ладно, подождём...

А вот с оплатой модема получилось совсем интересно. Мне сказали: дескать, вот номер счёта, платите на него. И я даже кинулся было к стоящим тут же терминалам — но они были под вечер уже переполнены и наличку принимать отказывались. И только по дороге домой я сообразил, что второпях едва не сделал глупость: сам же знаю по печальному опыту, что если сотрудник «Ростелекома» что-то сказал — это ещё ничего не значит. Дома я залез в документы и обнаружил, что названный мне номер счёта в них никак не фигурирует. Почему-то меня это не слишком удивило. Поизучав документы внимательней, пообщавшись с автоинформатором и с живыми людьми из службы поддержки, я выяснил, что из-за некоторой путаницы в оформлении документов счёт за модем нам выставили по тому лицевому счёту, который привязан к домашнему телефону. Как вы, наверное, уже догадались, номер этого счёта совершенно не совпадает с тем, что мне назвали в офисе — хорош бы я был, бухнув шесть тысяч неизвестно куда.

Ладно, хоть одно в этой перепутанице хорошо: счета за домашний телефон приходят к нам в бумажном виде — а значит, останется документ. И можно будет в случае чего подтвердить: да, мы заплатили; да, именно такую сумму; да, именно за модем. Когда приходится иметь дело с мошенниками организацией, в которой порой случаются подобные недоразумения — это вещь ой как не лишняя.